Стань подписчиком
и получи скидку!
Присоединяйся!

Урал: медное дело и первые самовары

Урал: медное дело и первые самовары

Впервые медные изделия начали выпускать на

Урале, на казенном Екатеринбургском заводе и. почти одновременно, на целом ряде заводов частых предпринимателей: Суксунском и Нижнее-Тагильском, принадлежащим Акинфию Демидову. Иргинском и Юговском брать­ев Осокиных, Петра и Ивана. Троицком, кото­рым владели Турчаниновы. По тем временам выделывание медной посуды уступало по при­быльности разве что монетной чеканке. Соб­ственно говоря, фабричная медная посуда и родилась здесь из денежных заготовок. Когда в Екатеринбурге прекратили чеканить квадрат­ные деньги - так называемый плат (сколько стоит по весу - таков и номинал), а чеканка новых монет пока не предвиделась, Вильгельм де Геннин решил хоть чем-то возместить заводс­кие расходы. Так появилась Екатеринбургская меднопосудная фабрика, а за ней такие же в других местах.

К 1734 году на Ир­гине выпускали посу­ду литейную (горшки, котлы и меденники) и точеную (кружки, кунганы, лохани, чет­вертины и чайники), делали и винокурные приборы (казаны с трубами). Именно на уральских заводах складываются те тех­нологические приемы выделки медной посу­ды и тот инструмен­тарий, которые в дальнейшем будут ис­пользоваться при производстве самоваров.

Уже в 1730-е годы при выделке чайников и другой медной посуды на Екатеринбургском заводе отдель­но изготовлялось тулово сосуда, от­дельно детали: поддоны, носики, ручки, крышки, которые потом при­паивались или приклепывались и тулову. Сам же корпус-тулово об­рабатывался на специальной на­ковальне, называемой «кобылиной», которая в дальнейшем стала применяться на любой самовар­ной фабрике и в каждой самовар­ной мастерской.

Посуда поставлялась в Балахну. на Ирбитскую и Макарьевскую ярмарки, на продажу в Кунгур, на казенный Ягошихинский завод (нынешняя Пермь), на Яик. Продавалась посуда и при заводе. За четыре года произвели этого товара общим весом 536 пудов, и греть его - 180 пудов - разошлась именно на заводе. Посуду пуска ли и на вольную продажу, а при хроническом безденежье - и в уплату работникам.

Первый (по «летописи») самоварный завод возник в селе Нижняя Ирга Красноуфимского района. В 1740 году на Екатеринбургской та­можне, на Уткинской пристани, принадлежа­щей Демидову, солдат Захар Гилев за какую-то провинность задержал «купецких людей». Они везли «на 6 подводах меда 6 кадушек, вес 46 пудов 31 фунт, орехи да медный самовар с при­бором...». Задержанные оказались не «купец­кими людьми». В объяснении они указали: «Иргинского завода содержатели Осокиных жители Тимофей Пушняков со товарищи». Служащие таможни перевесили мед и орехи. описали изделие: «Самовар медный, луженый, весом 16 фунтов, заводской собственной рабо­ты». Удивления от увиденного таможенники не выказали, но и слово «самовар» в документах горнозаводского Урала до этого времени не встречается.

За место под завод на речке Иргине, прито­ке Сылвы, рядом с рудной горой Красный Яр, бились с 1727 года две компании: трое московс­ких купцов с калужанином против посадских людей из города Балахны - Петра и Гаврилы Осокиных, двоюродных братьев. Казна поддер­жала Осокиных... Первую медь Иргинский за­вод выдал в декабре 1728 г. Медь хотя и была с большим содержанием железа, но для монетно­го дела все же годилась.

Откуда Осокины набирали на свой завод лю­дей, никто толком не знал, лишь изредка в Ека­теринбурге получали жалобы от кунгурского во­еводы: "В Суксунекий и Иргинский заводы приходят пришлые люди многое число непрес­танно, а какие они урожденцы, того не объявля­ют, а приказчики о том виду не дают. А при­шлые, приходя со оных заводов, чинят Кунгурского уезда крестьянам бои... А поймать их не можно, ибо ходят многолюдством и, учиня бой, убегают на заводы». Заводские приказчики тоже жаловались, но друг на друга. Начались нескончаемые тяжбы за рудники и леса: Иргин и соседний Суксун превращались в соперников.

На Иргине плавке меди в сак­сонских печах с вододействующи-ми мехами местных обучали два мастера из Екатеринбурга. Медно-котельного мастера Степана Логи­нова прислала Казань, меднопосудного мастера Алексея Стрежнина -Пермь.

Котельник Логинов подготовил для Иргинского завода двух масте­ров, посудник Стрежнин набрал девятерых учеников и, проучив год, самовольно отбыл восвояси: не смог смириться с необходимос­тью поточного производства. Де­вять его учеников-подростков были определены доучиваться к Семену Зылеву и Ивану Смирнову. Эти одиннадцать человек и соста­вили штат котельной фабрики. Десять из них были земляками из Нижегородской губернии. Мастер Смирнов - раскольник из деревни Малиновки Нижегородского архи­ерейского села, семеро из девяти учеников родились в раскольни­чьих семьях сел Копосово и Козино (вотчины Троице-Сергиева мо­настыря}. Родители их бежали на Урал в 1728-1730 годах вместе с тысячами других раскольников. А проложил им всем дорогу на Ир-гинский завод его приказчик, бег­лый крестьянин из того же Коло­сова Родион Федорович Набатов. В середине 1730-х. с началом за­водских переписей, открылось. что Иргинский завод сплошь со­стоит из беглых раскольников, по большей части из Керженской волости Нижегородской губернии, прозванных в XVIII веке «кержанцами». а в XIX - «кержаками*. Это прозвание сохра­нилось до сих пор.

В 1720 -1723 годах главой горной администрации был Василий Никитич Татищев, затем его сменил Вильгельм де Геннин. а в октябре 1734 года Татищев снова возглавил горную администрацию. Он распорядился, чтобы Иргинс-кий завод поставлял всю выплавленную медь по указан­ной цене на монетную чеканку. Изготовление и торговлю посудой следовало прекратить. Однако на Иргине к этому времени, по словам приказчика Родиона Набатова, «разведанные руды пресеклись, а накопанных хватит лишь до лета». После этого на Иргине получили 25 тысяч пудов заемной руды с Ягошихинского завода на переплавку и для поставки меди в слитках в Екатеринбург по твердой цене. Руда оказалась низкого качества, так что чистой меди на­плавили всего 180 пудов. Поставка ее по твердым ценам грозила разорением. Приказчик Швецов засыпал екате­ринбургских начальников прошениями: «Прошу, дабы повелено было хозяевам моим из заемной казенной руды выплавленную медь в посуду переделать и продать на сто­рону вольным охотникам». Фунт чистой меди по твердой цене для казны стоил 6 копеек, но было дозволено из той же меди изготовить »по своему усмотрению» посуду и про дать подороже, чтобы вернуть долг деньгами. Полтора года спустя екатеринбургские таможенники изъяли 16-фунто­вый самовар, который был оценен купцами в 4 рубля 80 копеек - в пять раз дороже, чем металл, из которого был изготовлен. По тем временам за корову, в зависимости от сезона и возраста, платили от двух с полтиной до четырех рублей. Десять рублей стоил средней руки домик, двад­цать - дом приличный.

 Летом 1735 года началось башкирское восстание. Для его подавления собирали «вольницу» - добровольные отря­ды заводских жителей и приписных крестьян для усмире­ния башкир. В «вольницу» разрешалось записывать пятую часть работоспособных от завода или села, но на двух за­водах - Иргинском и Юговском - почти все работники и больше половины приписных крестьян вдоволь потеши­лись походной жизнью.

 Вполне возможно, что кому-то из добровольцев той войны с башкирами и явилась мысль о переносной кухне, о походном кипятильнике, который разогревался бы без печки и легко убирался в дорожный мешок.

 В 1741 году иргинский приказчик Родион Набатов пе­решел к Акинфию Демидову. Возможно, именно Акинфий Демидов первым оценил изобретение иргинских мастеров и дал толчок развитию самоварного производства в Рос­сии. Григорий Акинфиевич был сыном и наследником Акинфия Никитича Демидова, основавшего Суксунский завод, где в 1740-х годах существовала уже самоварная мастерская, а с 1745 года началось их фабричное произ­водство.

 Первые упоминания о самоварном произ­водстве и о самоварах встречаются в "Реестре какое число сделано и отдано господину дво­рянину Григорию Акин-фиевичу (Демидову) разных званиев медной посуды в 1745 году и по какой цене в продажу производится» и к «Опи­си имущества Онежско­го второклассного мо­настыря», которая датируется 1746 годом и где среди других пред­метов упомянуты и «два самовара с трубами зе­леной меди». Однако и до этого времени в доку­ментах упоминались подобные приборы - «казаны с трубами».

 Первые демидовс­кие самовары - похо­жие на котлы с крыш­ками, небольшого размера, простые и дешевые, или же бога­тые, украшенные ор­наментом, чеканным по луженой поверхно­сти, предназначались для приготовления сбитня — горячего на­питка из меда, шал­фея, зверобоя и пря­ностей. Чтобы варево не остывало, в трубу, вставленную внутрь «сбитенника», накла­дывали горячие угли.

Самовары России. Популярная энциклопедия.- М.: ООО «Хобби Пресс», 2009.-304 с., ил. Текст и иллюстрации: Л.В. Бритенкова, Н.В. Григорьева, С.П. Калиничев, 2009


Генеральный директор С. Б. Бажора

Руководитель проекта К. Б. Харченко

Составление и подготовка текста:

Л. В. Бритенкова, Н. В. Григорьева, С. П. Калиничев

Научный консультант С. П. Калиничев

Редактор В. И. Грушецкий

Фото: Л. В. Бритенкова, Н. В. Григорьева, С. П. Калиничев, М. В. Мичков и др.

                                     Верстка, макет, дизайн Н. В. Григорьевой