Стань подписчиком
и получи скидку!
Присоединяйся!

Быт фабричных мастеровых

Быт фабричных мастеровых

Фабричного рабочего уже по внешнему виду было легко отличить и от других горожан, и от господ, и от крестьян. У самоварщиков была своя одежда: простые сапоги, ситцевая руба­ха, шаровары, пиджак, фуражка с матерча­тым козырьком. Волосы стригли в скобку, по праздникам мазали растительным маслом.

Работа на фабрике продолжалась 11 часов в день, начиная с 6-7 часов утра до 8 вечера. Перерыв на обед или чай устраивали утром, на один час, и в полдень, обычно с 12 до 2 ча­сов пополудни. Работа на самоварных фабри­ках была тяжелой и грязной. Писатель-туляк Александр Фролов, много лет проработавший в самоварных заведениях, в книге "О былом и пережитом" дал яркую картину производ­ственного быта: «...Все время отчаянный гул, пронзительный визг, словно кто-то нарочно дерет по меди, отвратительный свист точно спорит со стуком молотков, стараясь заглушить гром чугунных кобылин и грохот наводилыциков. Пыль, словно поднятая вихрем, крутилась около станков, смешивалась с пылью, поднимавшейся из-под верстаков, с порошком чистильщиков, с сухой глиной сборщиков, с мед­ной, едкой пылью токарей и слесарей - вся эта туча бешено скачущей пыли крутилась по мастерской, одевая ее снизу доверху зеленовато-серым туманом...».

К 1908 году четверть всех тульских самоварных фаб­рик была оборудована двигателями: электрическими - на крупных фабриках, таких, как фабрика наследников В. С. Баташева, на более мелких - керосиновыми или не­фтяными. Воздух в цехах стал более загрязненным, к при­вычному запаху ядовитых химикатов, применявшихся для чистки изделий, прибавились еще и отработанные газы двигателей. Из отчета фабричного инспектора за 1906 год: «При посещении самоварных и других мелких фабрик, станки которых приводятся в действие от керосиновых и нефтяных двигателей, замечается сильное распростране­ние зловония от этих двигателей... Единственное средство против этого - непроницаемые перегородки для двигате­лей и устройство вблизи них энергичной вытяжки с под­водом свежего воздуха».

От бесконечного шума и треска, царивших в мастерс­кой, многие рабочие лишались слуха. Поэтому самоварщи­ков часто называли «глухарями».

Для чистки самоваров от жира и грязи перед никелиров­кой применялись различные кислоты и щелочи. От постоян­ного обращения с вредными растворами у женщин-натирщиц на пальцах не было ногтей, руки до локтя постоянно покрывались ожогами и язвами.

На фабриках работали и дети. Рабочий день для детей 10-12 лет был сокращен до 8 часов в день. Ученики раздува­ли меха, переносили детали, изделия и выполняли массу вспомогательных работ. У многих мастеров работало по не­сколько учеников, для мастера труд учеников и подручных был выгоден: в одни руки он зарабатывал в день 40-60 ко­пеек, с учениками - рубль двадцать копеек. Заработок уче­ника составлял 10 копеек.

Каждому поступившему рабочему выдавалась расчет­ная книжка, куда заносились заработок и штрафы. Штраф­ной капитал регистрировался в особой книге, общей для всей фабрики. Из него брались суммы на различные вспо­моществования: болезнь, похороны, свадьбы и т.п. Рабочих, проработавших на одной и той же фабрике долгий срок, поощряли специальными медалями.

Расчет на самоварных фабриках производили обыкно­венно в субботу, после полудня уже никто не работал, про­дукция сдавалась в контору, рабочие и ученики получали причитающееся жалованье, и затем наступал долгождан­ный выходной. Свободное время не отличалось разнообра­зием - рабочие либо шли в трактир, либо играли в карты, по­жилые в воскресенье посещали церковь.

Настоящим бичом рабочих кварталов было пьянство. В понедельник многие из них не могли выйти на работу, и в следующие дни приходилось наверстывать поистине катор­жным трудом, начиная рабочий день в 2 часа ночи. Иногда получалось так что к следующей субботе рабочему ничего не причиталось ~ весь недельный заработок уходил на по­крытие долга.

Для искоренения пагубного пристрастия среди простого народа, правительством в середине 1890-х годов открыва­ются питейные заведения нового типа - чайные. С первых дней они были поставлены в особые условия: для них уста­навливалась минимальная арендная плата, низкие налоги демократичный режим работы - начинали работать они с 5 часов утра. Чайные быстро завоевали любовь рабочего люда, особенно живущих в бараках и общежитиях, а также крестьян, приезжавших на базар и извозчиков, коротав­ших в них время в ожидании седоков.

Алкоголем в чайных торговать запрещалось. В них мож­но было попить чаю и заказать простые и сытные блюда, кроме того, в комнатах находился граммофон, бильярд, подшивки газет, шахматные или шашечные столы — все было направлено на организацию культурного отдыха и ра­зумных развлечений. Некоторые самоварные фабриканты пытались в какой-то мере скрасить жизнь своих рабочих. При фабрике наследников В. С. Баташева работало фаб­ричное училище для детей рабочих, где получали началь­ное образование. Братья Баташевы при своей фабрике от­крыли не только училище, но и амбулаторию для оказания бесплатной медицинской помощи своим рабочим и членам их семей.

«Престольным праздником» на самоварной фабрике на­следников В. С. Батащева был день Казанской Божией мате­ри. 22 октября по старому стилю. Еще накануне мастерские убирались особенно тщательно, С утра принаряженные ра­бочие сходились к фабрике. Сначала в мастерских служили торжественный молебен, где присутствовали и хозяева с членами своих семей и вся фабричная администрация. Пос­ле службы, приложившись к кресту, рабочие подходили к хозяевам и низко поклонившись, поздравляли, затем на­правлялись во двор, где все уже было готово к дальнейшему празднованию.

Во всю длину обширного двора в три ряда стояли лубя­ные короба, наполненные кусками нарезанной колбасы, пе­ченкой, пирогами, яблоками, пряниками, орехами. Дымилась на больших противнях баранина и гусятина. В конце каждого ряда и в начале, на столах, покрытых скатертями, горели на солнце пятиведерные самовары, наполненные водкой. Топтались хлебодары и виночерпии из приказчи­ков. Сначала сами хозяева выпивали по рюмке и поздравля­ли рабочих с праздником, в ответ гремело «ура», издаваемое в пятьсот глоток. Музыка исполняла туш и гимн «Боже, царя храни». Рабочие подтягивались к самоварам, хватали на то­щий желудок боевой стакан, и все заражалось удалым, пья­ным весельем. Вечером из конторы выносили мешки с се­ребряными рублями, полтинниками, четвертаками, которые раздавались мастерам, подручным и ученикам. Двор пустел, и веселье переходило на улицу, в кабаки и трактиры. Окружные кабатчики в этот день не скупились и щедро отпускались «на запись», даже городовые не трогали в этот день баташевских. На другой день за прогул рабочих не штрафовали.

Самовары России. Популярная энциклопедия.- М.: ООО «Хобби Пресс», 2009.-304 с., ил. Текст и иллюстрации: Л.В. Бритенкова, Н.В. Григорьева, С.П. Калиничев, 2009

Генеральный директор С. Б. Бажора

Руководитель проекта К. Б. Харченко

Составление и подготовка текста:

Л. В. Бритенкова, Н. В. Григорьева, С. П. Калиничев

Научный консультант С. П. Калиничев

Редактор В. И. Грушецкий

Фото: Л. В. Бритенкова, Н. В. Григорьева, С. П. Калиничев, М.

В. Мичков и др.

Верстка, макет, дизайн Н. В. Григорьевой