Стань подписчиком
и получи скидку!
Присоединяйся!

Фасоны самоваров Самовары-аристократы

Фасоны самоваров

Самовары-аристократы

На протяжении всей истории развития само­вара его внешний вид и художественное офор­мление изменялись в соответствии с колебани­ями общественного вкуса. До середины XIX века чаепитие распространялось преимуще­ственно в дворянских кругах, для остального населения чай оставался по-прежнему доро­гим и малоизвестным напитком, поэтому и формы самоваров отражают прежде всего вку­сы образованных, аристократических слоев общества.

купчиха-с-самоваром.jpg

купмиха-на-балконе.jpg  

В XVIII веке самовар уже имел все те отли­чительные черты и конструктивно-функцио­нальные особенности, необходимые для на­гревания воды, которые привычны нам и сейчас - это наличие трубы-жаровни в виде кувшина, впаянного в корпус самовара, поддувала, поддона, крана, ручек с держа­телями, конфорки, крышки, колпачка-заглушки. При этом первые самоварные формы повторяли традиционный облик русской медной посу­ды - братины, чаши, часто использовали форму бочонка.

В первый период своего существования самовар использовал­ся только в высшем слое русского общества - дворянс­ком. Обусловлено это было тем, что чай появился в России лишь в начале XVII века, а обычаи чаепи­тия сложились только к середине XVIII столетия.

Формы самоваров второй поло­вины XVIII века уже тяготеют к вертикальному построению даже в тех случаях, когда мастер по-прежнему находится под обаяни­ем традиционных форм русской посуды. Ощутимее становится своеобразие его конструкции, от­дельные части которой уже обыгрываются декоративно.

самовар-вазой.jpg

самовар4.jpg  

Сохранившиеся самовары 1740 - 1760-х годов состояли из двух частей: шарообразного съем­ного тулова, внутри которого была впаяна конусовидная труба, слу­жившая для тяги, и стационарной подставки-поддона с ножкой, на которой крепилась жаровня для углей в виде невысокого цилиндра с многочисленными отверстиями на стенках. На тулове крепились подвижные ручки-вертлюги. Эти первые само­вары и внешне, и по своему устройству были похожи на ан­глийские так  называемые «чайные урны» или «чайные сосу­ды», служившие для кипячения воды и бытовавшие в Англии в 1740 - 1770-е годы.

Наряду с самоварами-чайниками во второй половине XVIII века делали и самовары-кухни в виде глубоких чаш на ножках с трубой в центре, отличительным признаком которых были внутренние перегородки, позволявшие не только кипятить воду, но и готовить различную пищу. Иногда отделение, предназначенное для кипячения воды, имело кран. Сваренные кушанья доставали из «кухни» особыми черпачками. Сверху самовар-кухня закрывалась общей крышкой, но часто каждое отделение имело, кроме того, еще отдельную крышку. Подобные самовары были очень удобны и долго сохранялись в быту, особенно в про­винциальных городах.
Требования к самовару как к дворянской столовой посу­де были весьма высоки. Он обязательно должен быть нарядным и естественно входить в обстановку жилища. Как предмет быта, он был связан стилистичес­ки с интерьером, который, в свою очередь, следовал стилистичес­ким изменения в архитектуре, а в архитектуре в XVIII веке господ­ствовал классицизм. Основными принципами его были ориентация на античное искусство, строгая ясность форм. В это время само­варам придавались формы, напо­минающие амфоры или античные урны, яйцевидной формы с углуб­ленным поясом в средней части тулова и ложчатым низом. Форма этих самоваров перекликается с формами фонтанов для вина. В это же время самовары начали де­корировать.

 

 

самовар8.jpg

Тулово расчеканивалось также орнаментом из изящных мелких завитков, украшалось изображе­ниями цветочных гирлянд, на­кладками из листьев и маскаронов (масок), поясками рас­тительного или геометрического орнамента.
Излюбленные декоративные элементы - пальметты, аканты1 - можно ви­деть на многих самоварах первой тульской фабрики Лиси­цыных. Использование форм античной амфоры, четкий ли­нейный контур тулова, изысканные линии петлеобразных, вытянутых ручек, благородная простота накладных орна­ментов выдвигают такие самовары в ряд прекрасных об­разцов декоративно-прикладного искусства.

На рубеже XVIII и XIX столетий в моду снова входят са­мовары, связанные формой с устоявшимися образцами бытовых вещей из меди и дерева. Это четы­рех-, шести- и вось­мигранные самовары, самовары в виде бо­чонка, самовары со съемными ножками, так называемые «до­рожные». Тулово са­мовара этой формы, обязательно с рельеф­ными кольцеобразны­ми выступами, ими­тирующими обручи, располагалось в гори­зонтальном положе­нии; кран часто был выполнен в виде фи­гурки рыбки; ручки, как правило, вислые, на шарнирах - весь общий облик напоми­нал бочонок на высоком поддоне с ножками. Самовары начала XIX в. отличаются необычной формой (самовар-«бочонок», самовар-«кух-ня» в форме древнерусской брати­ны, самовар дорожный «Теремок»). Самовары такой формы пользова­лись особой популярностью среди офицеров русской армии, с обозами которой они впоследствии попали в завоеванный Париж. Именно тогда многие жители центральных евро­пейских стран смогли познако­миться с русским самоваром, удив­ляясь простоте его устройства и удобству в использовании.

Самовары подобных форм изго­товляли в Туле на фабрике Назара Лисицина, в 1810-1820-е годы - на лакировальной фабрике в Петер­бурге и в других местах.

 
самовар-рюмкой.jpg
самовар-бочёнок.jpg

самовар7.jpg  

В начале XIX столетия спрос на самовары был уже столь велик, что, помимо ранее суще­ствовавших центров - Урала, Тулы, Москвы, -возникли новые фабрики и мастерские в дру­гих городах. Изготовлением самоваров зани­мались и мастерские по производству золотых и серебряных изделий. В эти годы воспроиз­водятся ампирные образцы самоваров, для которых свойственны благородство линий и изящество отделки. Для этого периода харак­терно не только удивительное разнообразие форм (ампирные вазы, бочонки, колонны с каннелюрами), но и известная дифференциа­ция самоваров по их назначению. Помимо обычных самоваров, делались самовары-ко­фейники, дорожные самовары, бульотки, предназначенные для сохранения температу­ры воды. 

Последний этап развития классицизма - ампир (от фр. empire «империя») - сложился в первой трети XIX века. Русский ампир, отразивший нацио­нальный подъем времен Отече­ственной войны 1812 года, был проникнут идеями патриотичес­кой гордости и воинской славы. Для него было характерно сочета­ние торжественной приподнятос­ти образа, геометрических пра­вильных форм и великолепия декора.
самовары-аксессуары.jpg

самоварные-аксессуары2.jpg 
формы-подносов.jpg
С 1830-х годов в общем разви­тии русского искусства наступил новый этап, характеризуемый поисками нового стиля. Наряду с произведениями классицизма появлялись и другие, в которых прослеживалось обращение к ис­торическим стилям. Это явление получило название эклектики или историзма. Самовары этого периода создавались, в основ­ном, в стиле неогрек. Популярной формой стала форма античного сосуда - кратера. Форма эта была позаимствована у фарфоро­вых ваз, в большом количестве выпускав­шихся в это время Императорским фарфоро­вым заводом. Сходство с чашей-кратером усиливалось низкой шейкой, как правило, глухой, без решетки. Декорировались такие самовары чрезвычайно скупо: лишь репеёк и место крепления ручек к тулову украшались накладками с рисунком, напоминающим акант. В это время ручки изготавливались без деревянных валиков-держаков, металли­ческая фигурная накладка соединяла  крюки ручек. Одной из возможностей усилить деко­ративность самовара, избегая использова­ния чисто украшательных деталей, было гра­нение стенки.

К 1840-м годам приходит мода на так назы­ваемое «второе рококо», для которого характер­на богатая пышная орнаментация. Основание, ручки, верх тулова и кран оформлялись бордю­рами из стилизованных затейливых расти­тельных завитков и цветов.

К середине XIX века входит в моду «неогреческий» стиль. Самовар приобретает форму кратера - греческого сосуда для смешивания вина, которая встречается в фарфоровых, хру­стальных, каменных вазах. Эту форму заим­ствовал и самовар.

Самовары России. Популярная энциклопедия.- М.: ООО «Хобби Пресс», 2009.-304 с., ил. Текст и иллюстрации: Л.В. Бритенкова, Н.В. Григорьева, С.П. Калиничев, 2009

Генеральный директор С. Б. Бажора

Руководитель проекта К. Б. Харченко

Составление и подготовка текста:

Л. В. Бритенкова, Н. В. Григорьева, С. П. Калиничев

Научный консультант С. П. Калиничев

Редактор В. И. Грушецкий

Фото: Л. В. Бритенкова, Н. В. Григорьева, С. П. Калиничев, М. В. Мичков и др.

Верстка, макет, дизайн Н. В. Григорьевой