Стань подписчиком
и получи скидку!
Присоединяйся!

Ещё раз про тульские самовары.

Чай был конкурентом сбитня, любимого напитка Древней Руси. Этот горячий напиток приготовлялся с медом и лекарственными травами в сбитеннике. Сбитенник внешне напоминает чайник, внутри которого помещалась труба для закладки угля. Бойкая торговля сбитнем шла на ярмарках.

В XVIII веке на Урале и в Туле появились самовары-кухни, которые представляли собой братину, разделенную на три части: в двух варилась пища, в третьей — чай.

Сбитенник и самовар-кухня явились предшественниками самовара.

Во второй половине XIX века сбитнем торговали из самоваров. Л. Н. Толстой в рассказе «Севастополь в декабре» писал: «Бабы продают булки, русские мужики с самоварами кричат: «Сбитень горячий».

Где и когда появился первый самовар? Кто его изобрел? Неизвестно. Знаем лишь, что в 1730—1740 годах самоварами уже пользуются на Урале, позже — в Москве, Туле, Петербурге. В XIX веке самовар «расселяется» во Владимирской, Ярославской, Вятской губерниях. Но был ли самовар изобретением уральцев?

Отправляясь на Урал в 1701 году, тульский кузнец-промышленник Н. Демидов захватил с собой и искусных рабочих, медных дел мастеров. Возможно, они-то и положили начало самоварному производству. Как бы там ни было, но уже два столетия самовар и Тула неотделимы друг от друга.

Самовар — это часть жизни и судьбы нашего народа, отраженная в его пословицах и поговорках, в произведениях классиков нашей литературы — Пуш­кина и Гоголя, Блока и Горького...

Самовар — это поэзия. Это доброе русское гостеприимство. Это круг друзей и родных, теплый и сердечный покой...

Увитое хмелем окно веранды, летняя ночь, с ее звуками и запахами, от прелести которых сердце замирает, круг света от лампы с матерчатым уютным абажуром и, конечно же... ворчащий, сверкающий медью, пышущий паром тульский самовар на столе.

Тульский самовар... В нашем языке это словосочетание давно стало устойчивым. Нелепый, с его точки зрения, по­ступок А. П. Чехов сравнивает с поездкой «в Тулу с соб­ственным самоваром». О появлении первых самоваров в Туле известно следующее.

В 1778 году на улице Штыковой, что в Заречье, братья Иван и Назар Лисицыны открывают небольшое поначалу, первое в городе самоварное заведение. Уже в 1803 году на них работают четыре тульских мещанина, семь оружей­ников, два ямщика, 13 крестьян... Всего 26 человек. Это уже фабрика, и капитал ее составляет 3000 рублей, доход — до 1500 рублей. Немалые деньги. Фабрика в 1823 году переходит к сыну Назара Никите Лисицыну.

Самовары Лисицыных славились разнообразием форм и отделок: бочонки, вазы с чеканкой и гравировкой, само­вары яйцевидной формы, с кранами в виде дельфина, с петлеобразными ручками... Сколько радости доставили они людям! Но прошло столетие - и заросли травой могилы фабрикантов, забыты имена их подмастерьев. Отшумели, не поют уже своих вечерних песен первые самовары, про­славившие Гулу. Они тихо грустят вдали от родины, в музеях Бухары, Москвы, Ленинграда, Калуги. Впрочем, и Тульский областной краеведческий музей может похвастаться старей­шим самоваром Лисицыных.

Самоварное производство оказалось весьма прибыль­ным. Кустари быстро превращались в фабрикантов, мастер­ские - в фабрики.

В 1785 году открывается самоварное заведение А. М. Мо­розова, в 1787 году - Ф. М. Попона, в 1796-м - Михаила Медведева.

В 1808 году в Туле работало восемь самоварных фабрик. В 1812 году открывается фабрика Василия Ломова, в 1813 го­ду — Андрея Курашева, в 1815 году — Егора Черникова, в 1820 году - Степана Киселева.

В 1826 году фабрика купцов Ломовых выпускала за год 2372 самовара, Никиты Лисицына -320 штук, братьев Чер­никовых -600 штук, Курашева —200 штук, мещанина Мали-кова —105 штук, оружейников Минаева — 128 штук и Читин­ского — 318 штук.

В 1850 году в одной только Туле было 28 самоварных фабрик, которые выпускали около 120 тысяч штук само­варов в год и множестве) других медных изделий. Так, фаб­рика Я. В. Лялина вырабатывала в год более 10 тысяч штук самоваров, фабрики И. В. Ломова, Рудакова, братьев Баташевых - по семи тысяч штук каждая .

Что за причина столь быстрого развития самоварного промысла? Месторождения железных руд, выгодное гео­графическое местоположение и близость к Москве. И еще одно очень важное обстоятельство. Ни один район не имел стольких мастеров по металлу, как Тула. В. И. Ленин в работе «Развитие капитализма в России» писал: «В 1864 г. тульские оружейники освобождены от крепостной зави­симости и перечислены в мещане; заработки упали вслед­ствие сильной конкуренции деревенских кустарей (что вызвало и обратное переселение промышленников из города в деревню); рабочие обратились к промыслам: самовар­ному, замочному, ножевому, гармонному...»

Пополнялись ряды рабочих в самоварном производстве и за счет отходничества, которым промышляла значитель­ная часть крестьянского населения губернии.

Во второй половине XIX века по производству само­варов Тула занимала одно из первых мест в России.

В 1890 году в Туле и губернии действовало 77 фабрик с количеством рабочих 1362, из них в Туле -74 фабрики. На каждой работали от трех до 127 человек. В Тульском уезде — четыре фабрики с количеством рабочих от четы­рех до 404.

Самое большое количество фабрик Тулы, а их было 50, приходилось на Заречье, там жили и работали оружейники.

Уже в то время о самоваре складывались пословицы («Самовар кипит — уходить не велит», «Где есть чай, там под елью рай»), песни, стихотворения.

Газета «Тульские губернские ведомости» за 1872 год (№ 70) о самоваре писала так: «Самовар — друг семей­ного очага, лекарство прозябшего путника...»

Тульские самовары проникали во все уголки России, становились украшением ярмарок. Ежегодно с 25 мая по 10 июня из Тулы по реке Оке (до Оки самовары везли на лошадях) самовары переправлялись на Нижегородскую ярмарку. Речной путь имел ряд преимуществ: был дешевле, да и самовары при таком способе транспортировки сохра­нялись лучше.

Первые места на ярмарках занимали самовары Баташе-ва, Лялина, Белоусова, Гудкова, Рудакова, Уварова, Ломова. Крупные фабриканты, например Ломовы, Сомовы, имели свои магазины в Москве, Петербурге, Туле и других городах.

При перевозке самовары упаковывали в ящики-коробы, которые вмещали дюжину изделий разной величины и фа­сонов, и продавали по весу. Дюжина самоваров весила более 4 пудов и стоила 90 рублей. Чем тяжелее самовар, тем дороже. Чтобы увеличить вес, прибегали к хитрости: вставляли в кувшин чугунную решетку, залитую свинцом.

В коллекции Тульского областного краеведческого музея представлены самовары самой разнообразной формы и отделки.

Немало творческой фантазии вкладывали мастера в от­дельные детали, приобретавшие сказочные формы. Таковы, например, самовары из мельхиора, самовар с ручками в виде дракона, с виноградными лозами и другие.

Несмотря на различие в оформлении и отделке, устрой­ство всех самоваров одинаково.

Каждый самовар состоял из следующих частей: стенки, кувшина, круга, шейки, поддона, ручек, репейка, стебла крана, ветки, донышка, решетки, душничка, подшишек, дере­вянных приделок, конфорки и заглушки.

Те из нас, кто постиг все высоты технического обра­зования, даже те, кто способен разобраться в современном компьютере, слегка растерялись бы, покажи им тот исход­ный материал, из которого рождалось в руках мастеров стройное тело самовара.

Непросто йыло овладеть ремеслом самоварщика.

Вот что вспоминает старожил-самоварщик деревни Маслово Н. Г. Абросимов: «Работать учеником начал с 11 лет. Три с половиной года обучался этому ремеслу. Для стенки (корпуса) резали определенного размера латунь, затем ее свертывали в цилиндр, и эта форма наводилась в двенадцать приемов. Латунь с одной стороны надрезали зубцами и затем ударами молотка закрепляли по соединительному шву, после этого несли в кузницу. Потом мастер (наводильщик) повторял операции по заделке шва с помощью молотков и напильников и каждый раз закреплял отжигом в кузнице. Бегали в кузницу от мастера к мастеру и обратно мальчики-ученики и постепенно присматривались, как рабо­тает мастер.

Немало пота пролито и бессонных ночей проведено, прежде чем по заказу фабриканта стенка сделана. А при­везешь сдавать в Тулу фабриканту, иногда брак обнаружит. Труда много затрачено, а получать нечего.

Работа тяжелая, но полюбил я ее, приятно было, когда из листа латуни сделаешь чудо-стенку».

До недавнего времени Николай Григорьевич хранил на­бор инструментов, которые ныне передал в музей.

Инвентарь самоварщика переходил от отца к сыну, а по мере изнашивания заменялся новым. Сумма для приобрете­ния набора инструментов подвергалась большому колеба­нию в зависимости от избранной мастером специальности в производстве. Например, комплект рабочего-наводиль-щика стоил 60 рублей. В комплект входило несколько кобылин, стойна, напильники, ножницы, формы для разгранки фасона, гнедки и молотки.

Главным материалом для изготовления самоваров слу­жили: медь зеленая (латунь), красная (сплав меди — 50 — 63% и цинка —37—50%), томпак (сплав меди — 85--90% и цинка -10—15%). Иногда самовары серебрили, золотили, а то и делали из серебра и мельхиора (сплав меди — 50 — 60%, цинка —19—39% и никеля --13--18%). Самоваров из томпака изготовлялось в 10 раз больше, чем красных (из сплава меди —50 — 63% и цинка —37 — 50%). Будучи доро­же, красивее, роскошнее, они расходились по домам знати. В 1850 году томпаковый самовар стоил 25--30 рублей штука, в зависимости от отделки. Но основную массу самоваров изготовляли из зеленой меди.

В производстве существовало строгое разделение труда. Почти не было случаев, когда мастер изготовил бы пол­ностью весь самовар. В самоварном деле было семь основ­ных специальностей:

1. Наводильщик — сгибал медный лист, спаивал его и выделывал соответствующую форму. За неделю он мог вы­делать 6—8 штук заготовок (смотря по форме) и получал в среднем 60 копеек за штуку.

2. Лудильщик - вылуживал внутреннюю часть само­вара оловом. Делал 60— 100 штук в день и получал по 3 ко­пейки за штуку.

3. Токарь — точил на станке и полировал самовар (при этом рабочий, который вертел станок (вертельщик) получал 3 рубля в неделю). Токарь мог выточить 8 — 12 штук в день и получал 18 — 25 копеек за штуку.

4. Слесарь - делал ручки, краны и т. п. (ручки — к 3 — 6 самоварам в день) и за каждую пару получал 20 копеек.

5. Сборщик — из всех отдельных частей собирал само­вар, припаивал краны и т. п. В неделю делал до двух дюжин самоваров и получал с одного 23 — 25 копеек.

6. Чистильщик - очищал самовар (до 10 штук в день), получал за штуку 7 — 10 копеек.

7. Токарь по дереву — изготовлял деревянные шишки к крышкам и ручки (в день — до 400 -600 штук) и полу­чал 10 копеек за сотню5.

Длителен процесс изготовления самовара, прежде чем он появится в таком виде, в котором мы его привыкли видеть.

Самовары и детали к ним изготовлялись не только в Туле, но и в окрестных селах в радиусе примерно 40 км от города. Так, население деревень Нижние Присады, Хрущево, Банино, Осиновая Гора, Барсуки, Маслово, Михалково Тульского уезда и деревень Изволь, Торчково, Скороварово и Глинища Алексинского уезда из поколения в поко­ление специализировалось на самоварном промысле. Из­готовляя стенки самовара, мастер получал сырье от фабри­канта по весу, по весу же сдавался и самовар. Работа велась в жилых избах круглый год за исключением летнего вре­мени, когда начинались полевые работы.

Наивысший подъем самоварного производства в Туле приходится на 80-е годы прошлого столетия. В связи с развитием капитализма самоварные фабрики возникали в форме капиталистической мануфактуры с вольнонаемными рабочими. В. И. Ленин в работе «Развитие капитализма в России» писал: «Самоварный и гармонный промыслы города Тулы и его окрестностей представляют чрезвычайно типич­ные образчики капиталистической мануфактуры»".

Выделяются крупные самоварные фабриканты, «само­варные короли» - Ломовы, Баташевы, Тейле, Ваныкины, Воронцовы, Шемарины. Самовары, сделанные на этих фаб­риках, пользовались особой популярностью.

В конце XIX века в Туле существовало более 10 фабрик однофамильцев Баташевых. Самая ранняя из них основана И. Г. Баташевым в 1825 году, а самая крупная — фабрика В. С. Баташева — возникла в 1840 году. В 1898 году утверж­ден устав «Товарищества паровой самоварной фабрики на­следников Василия Степановича Баташева в Туле». Новая фабрика была выстроена в конце XIX века в Туле на Грязевской улице (теперь улица Лейтейзена, дом № 12). Это была первая паровая самоварная фабрика в России. Газета «Правда», издававшаяся Тульским комитетом РСДРП в декабре 1903 года, так описывала ее: «Эх, красива фаб­рика-то! Ай да Занфтлебен (наследник В. Баташева.— А. Т.), он ведь так разукрасил», - подумает не один человек, про­ходя мимо этой фабрики. Наружность ее действительно красива, но если заглянуть внутрь ее, если посмотреть на тех людей, которые создали на это средства хозяину, то чувство отвращения, вызываемое и этими зданиями, и кровными рысаками, подвозящими в коляске директора, сменит­ся какой-то безысходной тоской... В 7 часов они уже на фабрике, в душной мастерской с 7 до 12, полтора часа на обед и снова работают до 7-ми с половиной часов вечера. Всего в общей сложности 11 часов, в едкой атмосфере пыли и нашатыря. Работают сдельно, не покладая рук, и самое большое вырабатывают 1 рубль 30 копеек в день...».

В начале XX века фабрика наследников В. С. Баташева выпускала 54 различных фасона самоваров. Самовары фаб­рики Баташевых особенно ценились.

Прославленные баташевские самовары, лучшие по ка­честву и отделке, быстро раскупались, принося большой доход фабриканту. Ни одна русская выставка в России и на границей не обходилась без тульского самовара, без про­дукции фабрики Баташева.

Желающие участвовать в выставках должны были пред­ставить несколькими образцами все разновидности своих изделий. Фабриканты, которые примут участие в выстав­ках, должны на случай получения наград снабдить свои самовары фабричными клеймами.

Выставки были разные: ярмарочные, которые устраи­вались ежегодно с 15 июля по 25 августа, губернские, уезд­ные, частные и отраслевые: художественные, промышлен­ные, художественно-промышленные, сельскохозяйствен­ные и специализированные, которые, как правило, устраи­вались в разных городах ежегодно. Были выставки всерос­сийские (они проходили приблизительно через 10 лет в больших городах, таких, как Москва, Петербург, Новгород) и всемирные.

За лучшую представленную продукцию на выставках фабриканты получали награды. Награды удовлетворяли самолюбие и тщеславие фабриканта, а образцы медалей клеймили на самовары для популяризации продукции. Самые распространенные награды были с сельскохозяйственных выставок, так как здесь почти все изделия, представленные на обозрение, получали награды, а вот награды на всерос­сийских и всемирных выставках выдавались реже. Для уча­стия в этих выставках требовалось очень много условий; прежде всего, самое высокое качество предметов и степень художественного выполнения. На всероссийских выставках предусматривалось и то, чтобы материал, из которого изго­тавливался предмет, был русским и рабочие тоже были рус­ского происхождения, учитывалось техническое устройство фабрики и красота здания (не потому ли наследники В. С. Ба­ташева и выстроили грандиозную фабрику?).

Высшей наградой на всероссийских выставках считал­ся государственный герб, утвержденный министерством фи­нансов за лучшие фабричные изделия. Такую награду пер­выми в России и получили наследники Баташева на Всерос­сийской Нижегородской выставке в 1896 году за производ­ство самоваров. Оттиск герба и других наград можно уви­деть на рекламах и самоварах наследников В. С. Баташева и других фабрикантов.

На художественно-промышленных выставках за само­вары наследники В.С. Баташева получили три награды

«Гран-при» в 1903 — 1904 годах в Петербурге на международ­ной художественно-промышленной выставке, в 1904 году на международной выставке в Париже и в 1911 году в Тури­не, три почетных диплома и более 20 других наград.

В фондах Тульского областного краеведческого музея насчитывается более 30 видов разнообразных фасонов само­варов фабрики В. С. Баташева и его наследников. Среди них самовар красной меди 1870 года - флорентийская ваза, томпаковый -овально-лощатый, уникальная коллекция сувенирных самоваров, которые были изготовлены в пода­рок царской семье в 1909 году. Самоварчики выполнены с большим искусством в форме ваз (греческой, рококо, зер­кальной), византийской рюмки и гладкого шара. Самовары эти емкостью в один стакан, и из каждого из них можно отведать чая.

По ведомости оборудования и рабочей силы самовар­ной фабрики братьев Баташевых за 1883 год можно судить о размахе их предприятия:

горнов —20; мехов —20; кобылин - 300; тисков —250; подпилков - 400; размеров —60;

молотков —500; клещей - 50; токарных станков —42; резцов —40;

мастеров — 125; подмастерьев —100; паровая машина — одна; учеников —30; ножниц —100; поденщиков —45.

За год на фабрике было изготовлено 6000 штук самова­ров на сумму 42 000 рублей.

Для большей рекламы крупные фабриканты выпускают прейскуранты, каталоги, плакаты. В одном из плакатов Н. И. Баташева мы читаем: «Из всех существующих фирм Баташевых фирма «Наследник Н. Г. Баташева — Н. И. Баташев» является первой и старейшей в России и сущест­вует с 1825 г. Благодаря высокому качеству вырабатываемых фабрикой самоваров наша фирма издавна пользовалась наи­лучшей репутацией и тем самым добилась того, что само­вары с клеймом «Баташев» стали требоваться не только в России, но и за границей.

Видя такой успех самоваров нашей фирмы, в Туле по­явились как крупные, так и мелкие кустари, которые, поль­зуясь сходством фамилии с нашей фирмой, начали подделы­вать и подражать нашим клеймам и тем самым вводить покупателей в заблуждение. Не имея возможности бороть­ся с этим злом и желая оградить нашу фирму от возможных подражателей и подделок наших конкурентов, мы заявили Министерству торговли и промышленности помещенную на сем этикете фабричную марку с обозначением на оной «1825 год». Только наша фирма существует с 1825 года, и никто из конкурентов не может подражать и подделывать это клеймо.

За высокое качество изделий основатель фирмы был высочайше награжден в 1850 году государственным гербом и в 1855 году званием «Фабрикант двора его император скот величества». Следуя заметам основателя, фирма про­должит неустанно заботиться о том, чтобы ее самовары по-прежнему превосходили бы качеством изделия всех кон­курентов. Поэтому обращайте внимание на фабричную марку с изображением на оной «1825 год», с этим клеймом самовары только нашей старейшей в России самоварной фабрики».

В конце XIX века крупными конкурентами Баташевых были И. Ф. Капырзин и его наследники, братья Шемарины, Воронцовы и другие.

Самоварная фабрика И. Капырзина была основана в 1860 году.

К началу XX века на паровой самоварной фабрике на­следников И. Ф. Капырзина выпускалось около 100 фасонов самоваров емкостью от двух до 80 литров. Среди них само­вары спиртовые, магазинные, дорожные разборные, варительные — типа «кухня».

С 1887 года работает фабрика братьев Шемариных. В 1899 году с целью большего обогащения братья Шемарины заключили между собой соглашение о создании Торгового дома. Они сбывали самовары в разные города России и являлись поставщиками двора его величества шаха персид­ского.

Братья Шемарины были участниками Всемирной выстав­ки в Париже в 1889 году, за самовары удостоены Большой серебряной медали, в 1901 году в Глазго награждены по­четным дипломом. К началу XX века фабрика становится крупнейшей в городе по объему продукции и количеству рабочих, она занимает второе место после фабрики на­следников В. С. Баташева. На фабрике в 1913 году рабо­тали 740 человек. Ежедневно выпускалось до 200 самоваров.

Наряду с крупными фабриками существовало множест­во мелких. Так, на фабрике Василия Гудкова, основанной в 1878 году, работали семь человек. На фабрике Тимофея Пучкова в 1879 году работали 14 человек; вырабатывала фабрика 100 самоваров на сумму 6500 рублей серебром в год.

При ручной сборке в день собирали пять-шесть штук обычных самоваров.

Крупные фабриканты закупали сырье в Москве, Петер­бурге, на Нижегородской ярмарке, позднее на Кольчугинских меднопрокатных заводах, мелкие предприниматели — как правило, в Туле.

Чтобы быстрее реализовать свою продукцию, предпри­имчивые фабриканты нередко прибегали к различным прие­мам для украшения своих изделий. Так, экспонент, получая похвальный лист, на котором был изображен двуглавый орел, ставил на свои изделия громадного размера государ­ственный герб. Получалось общее впечатление, что экспо­нент имеет награду — государственный герб. Были на само­варах и такого рода оттиски, которые отражали процесс производства самовара. Чем больше «наград», тем больше славы фабриканту.

Клейма, поставленные на самоваре, регистрировались Министерством торговли. Фабрикант, самовольно поставив­ший клеймо на самоваре, подвергался штрафу или заключе-

нию в тюрьму на срок от четырех до восьми месяцев. Под­вергался наказанию и фабрикант, хранивший товар или продавший самовар с самовольно поставленным клеймом. Но в погоне за прибылью предприниматели продолжали совершать подделки.

Так, например, возникло уголовное дело по обвинению за использование государственного герба и звания «при­дворного фабриканта» на братьев Тейле и Н. Баташева.

В 1908 году Н. И. Баташев вступил в сделку с Торговым домом братьев Тейле, отдав в аренду свою фабрику и титул «Придворный фабрикант наследника И. Г. Баташева — Н. И. Баташев».

Сыновья умершего И. Г. Баташева получили право со­хранить за собой звание «придворный фабрикант», а Тор­говому дому было запрещено ставить клеймо «Большой герб» на самоварах. Пренебрегая всеми правилами, братья Тейле ставят клеймо Торгового дома «Поставщик двора его величества наследник И. Г. Баташева — Н. И. Баташев в Туле», герб и оттиски медалей. Наследники В. С. Бата­шева возбудили уголовное дело в связи с тем, что только они одни имели право ставить на своих самоварах герб. Судебное дело тянулось несколько лет, в результате само­вары, выпущенные Торговым домом Тейле с клеймами с изображением герба, были уничтожены, а владелец подверг­нут штрафу.

Росли барыши тульских самоварных королей, роскош­ней становились их хоромы, модернизировались и расширя­лись фабрики, и только положение рабочих, от зари до зари ливших, чеканивших и чистивших самовары на славу Туле, не улучшалось.

Тяжелые условия труда вынуждали рабочих на борьбу. Так, в октябре 1898 года, в апреле 1901 года бастовали рабо­чие на фабрике братьев Баташевых, в марте — апреле 1903 го­да — на фабрике братьев Шемариных, в январе 1905 года — на фабрике И. Капырзина и В. Малаховцева, братьев Бата­шевых, в январе 1907 года — на фабрике Н. Баташева. Борь­ба рабочих продолжалась.

С развитием самоварного производства происходило и техническое усовершенствование: ручной труд постепенно заменяется механическими двигателями, а в 80-е годы XIX ве­ка на крупных самоварных фабриках применяются нефтя­ные и паровые двигатели, осуществляется переход на штам­повальное производство крышек, заглушек. Некоторые фабриканты пользовались услугами патронного завода, на котором имелись мощные прессы.

К 1908 году 1/4 часть всех тульских фабрик была обору­дована механическими двигателями. Появление машин по­высило качество и ускорило процесс работы, но условия труда мало изменились, в отдельных цехах воздух стал более загрязненным, к запаху ядовитых химикатов, применявших­ся при чистке изделий, прибавились газы от двигателей внутреннего сгорания.

Стремление к удешевлению производства привело к стандартизации форм самоваров. Широкое распростране­ние получили так называемые самовары рюмкой, банкой.

Простотой к производстве, а вместе с тем скромностью и изяществом отличались самовары, предназначенные для массового потребителя.

С 80-х годов XIX века самовары стали покрываться ни­келем. Такие самовары, блестящие как зеркало, полюбились покупателям и расходились в разные края с Нижегородской ярмарки.

Между тем с середины XIX века чаепитие из самовара стало на Руси национальной традицией.

Самовар, несмотря на весьма высокую стоимость, про­никал в рабочую и крестьянскую семью и становился не­пременным атрибутом каждого русского дома.

Самоваром пользовались не только дома, его брали в дорогу, на гулянье. Для этой же цели использовались дорож­ные самовары. Эти самовары необычны по форме, удобны в транспортировке (съемные ножки привинчивались шуру­пами, ручки прилегали к стенке). По форме они много­гранные, кубические, иногда цилиндрические. В Туле во второй половине XIX века подобные самовары выпускали фабрики Пелагеи Гудковой и наследников Ивана Капырзина.

Во второй половине XIX -- начале XX века многие само­варные детали, такие, как краны, душнички, шишки, можно было приобрести на складах, в магазинах как готовую для реализации продукцию. На кранах и других деталях само­вара мы встречаем номера первый, второй, третий и т. д., обозначающие их размер. И сейчас подобные номера можно встретить на самоварах того периода.

В конце XIX - начале XX века появляются новые типы самоваров — керосиновый, самовар «Паричко» и медные самовары фабрики Черниковых с устройством трубы сбоку. В последних подобное устройство усиливало движение Воздуха и способствовало быстрейшему закипанию воды''.

Самовары керосиновые с резервуаром для топлива вы­пускала (наряду с жаровыми) основанная в 1870 году фаб­рика прусского подданного Рейнгольда Тейле, и делали их только в Туле. Этот самовар нашел большой спрос там, где был дешев керосин, особенно на Кавказе. Керосиновые самовары продавались и за границей.

В 1908 году паровая фабрика братьев Шахдат и К" вы­пустила самовар со съемным кувшином — самовар «Парич­ко». Его изобрел инженер А. Ю. Паричко, который продал свой патент Шахдату и К°. Эти самовары были безопасны в пожарном отношении, не могли распаяться или испортить­ся, как обычные самовары, если при топке в них не оказы­валось воды. Благодаря устройству верхнего поддувала и возможности регулировать тягу вода в них долго остава­лась горячей. И чистить их было удобно. Работали они на угле, спирте и другом топливе. Газета «Тульская молва» за 1908 год писала о самоварах «Паричко» как о выдающей­ся новости, как о хорошем подарке к празднику'2. Самовар, хранящийся в краеведческом музее, имеет клеймо: «Самовар «Паричко». Единственное в мире производство паровой самоварной фабрики товарищества братьев Шахдат и К°».

Самовары, сделанные руками тульских мастеров, - это подлинные произведения искусства, и мы вправе отнести их к предметам прикладного искусства.

« Тульский самовар»

Тула. Приокское книжное издательство.

Редактор С.Д. Ошеневский

Художественный редактор Н.В. Акиншин

Технический редактор М.В. Аршинова

Корректор Л.Н. Иванченко

1989г.